Журнал с картинками и секретиками (lenavoronova) wrote,
Журнал с картинками и секретиками
lenavoronova

Призрак

Глава из романа "Повесть аномального места"


Попрощавшись со случайными попутчиками, Лёшка вышел из вагона. На перроне суетились носильщики, предлагая отвезти груз на своих тележках. Люди обнимались, громко выкрикивая имена друг друга. Улыбнувшись, он осмотрелся. Взгляд тут же упал на лист с его именем. Рука непроизвольно ослабла, выпуская ручку походной, кожаной сумки. Она упала вниз, хлюпнув дном о прозрачную лужу. Лёшка наклонился. Красивые ножки, обутые в туфли на высоких каблуках. Разгибаясь, отметил осиную талию, затянутую в широкий пояс, высокую, полную грудь. Лицо показалось знакомым по «1000 и одной ночи», словно проказница Шахерезада вернулась из давних времён. Карие, миндалевидные глаза, распущенные длинные волосы.
-Что она делает в этой провинции? – пронеслось в голове.
- Здравствуйте, Алексей Васильевич, - сказала девушка, - мне поручили Вас встретить. Меня зовут Джамала.
-Может Джамиля? – шутливо спросил Лёшка.
-Нет, Джамала, - серьёзно ответила она. На привокзальной площади их ждала серая девятка. Всю дорогу Джамала с серьёзным видом рассказывала об историях городка, не забыв про мистические. Прибыв в гостиницу, она упорхнула, оставив странное ощущение недосказанности. Лёшка вдруг понял, что чувствуют мотыльки, летящие на свет и обжигающие крылья о горячее стекло…
Призрак
«Призрак»


-В город, - сказал он себе и отправился осмотреться. Городок центральной России светил куполами храмов.

На улицах Лёшка отметил, что монахи и монахини, не редкость в этих местах. Выйдя на площадь, увидел батюшку в цилиндрическом головном уборе. Наблюдая, как медленно и степенно он движется к входу, благословляя подходящих людей, явственно представил ту другую Русь.
Церковные люди шли, крестя себя и свои мысли, не обращая внимания на окружающий мир. В одном месте крестились все. На церковной площади у трёх камней…

Вспомнился рассказ красавицы – Джамалы… Её голос таинственно приглушённый и слова: «Призрак женщины…»

Он видел разные, непонятные явления, происхождения которых объяснить так и не смог, но привидений, ещё не встречал… По опыту знал, что активные места Земли влияют на человека по-другому. Чтобы ощутить воздействие, нужно попасть в центр.

Лёшка набрал воздуха в лёгкие и пошёл к камням. Походив вокруг, встал в центр. Монахини, проходившие мимо, накладывая на себя многократные крёстные знамения, побежали к дверям храма. Ничего не произошло. Он пожал плечами и пошёл обратно в гостиницу.

Вечером солнце зашло за тучу, оставляя бледно-оранжевую полосу. Лешка смотрел на закат. Скука клочьями тумана повисла за окном. Вениамин и Ваня, пригласившие его, уехали в соседнее село к бабушке, знающей предания предков. Лешка улыбался и не верил в эти… предания. Он знал, что есть наука. Он знал, что есть некие технологии неизвестные на земле. Именно этим и руководствовался, когда ездил на встречу с неизвестным.

Вечером Лёшку потянуло на площадь. Ноги сами повели (знакомое ощущение, которого Лёшка уже не пугался). Он шёл за той силой, которая влекла к «таинственному» месту.

Выходя из гостиницы, попросил карту селения. Женщина – администратор протянула карту района. Взяв её, пошёл на площадь. Внутри что-то трепетало… Он ждал события.
Лешка взглянул на часы. Одиннадцать пятнадцать.
- Хорошо, - подумал он, - погуляю до двенадцати и вернусь.

Впереди показались знакомые купола. Ускорив шаг, оказался на краю площади. Опустившись на скамейку, стал наблюдать за лёгкими сумерками, опускающимися на Землю.

- Кхе, кхе…
Лешка повернул голову. Рядом материализовался старичок, одетый в русскую рубаху. Седая окладная борода, волосы на пробор, с причёской, которую называли «под горшок». Непроизвольно опустил взгляд на ноги. Штаны из холстины и лапти, зашнурованные бечевкой. Лёшка вспомнил картины художников девятнадцатого века… так изображали крестьян.

В руках старичок держал толстую, деревянную палку с крестом наверху. Руки напоминали корни столетних деревьев, с выпуклыми суставами и вздувшимися венами.
- Не здешний? – спросил старик, откашлявшись.
- Нет, приехал посмотреть ваш город.
Старик хитро сощурил глаза:
- А врать не надобно. Коль приехал чудеса местные смотреть, так и скажи. А хошь, спроси, и те расскажут.

Лешка ощутил лёгкое беспокойство.
- Кто вы?
- Кузьмич - я, тут за музеем смотрю. Вот для туристов вырядился. Теперь все меня уж знают, на старости лет артистом стал. – Старик достал из штанин пачку папирос.

- А что на камне было? – сам не поняв, почему спросил Лёшка.

Кузьмич на мгновение замер, прислушался:
- Ладно, мил человек, расскажу тебе историю. Говорят, случилось это в тысяча восемьсот тридцать пятом году…

Но сначала предыстория. Был у нас в городе купец. Хороший мужик, зажиточный. И жена у него была и дети. Все в этот храм ходили. Священникам на праздники еду носили, когда купол чинить надо, иль посуду новую покупать - все к нему и бегали. Звали его Наум. Много хорошего делал. Работников старался набирать поболее, чтобы люди зарабатывали. Всё о земле радел. Сам работал. Сначала товары привозил, потом землю прикупил - помещиком стал.

Лавки у него были, и хозяйство давало приплод да урожай. Ему удобно. Приказчиков взял. Они и стали руководить. Наум решил школу дитям построить. И чтоб все учились, и крестьяне, и других родов. Всех вместе собрать.

Градоначальником тогда генерал Конилов служил. Каким был, не знаю, только сильно он Наума невзлюбил. Сначала налогами обложил. А Наум, чем больше отдаёт, тем больше богатеет. Стало начальство городское думать, как же узнать какими такими силами Наум обладает, что столько зарабатывает. Пробовали своих людей в работники посылать, но нет секретов у Наума, а богатеет. Решили хитро действовать. С толку сбить, чтобы выведать. Выписали из Петербурга актриску. Так себе актриска, видимо плохо ей в столице жилось, мало платили, тут предложили подлость учинить, а она и согласилась.

В город к нам привезли - в дом поселили, коляску с лошадьми выделили, денег дали, чтоб у Наума значит всё выведала. Она сразу в магазин к нему. Его нет, он на поле. Мимо поместья на коляске прогуливаться - тоже нет, он в своих угодьях с крестьянами работает. Приезжает к Конилову и говорит:
- Нет нигде, уж неделя прошла,… а я всё не могу вашего Наума увидеть.

Ей и самой любопытно стало. Предложила она театр устроить, чтобы романсы петь - местных богачей пригласить и крестьян позвать. Только говорит надо из Петербурга музыкантов выписать. Конилов и рад стараться. Да и жена с дочерьми давно просили хоть какое-то развлечение устроить.

Театру то в городе не было. Так вот тут на площади и решили всё организовать. Построили подмостки, как раньше для казней делали. Поставили кресла да стулья… со всего городка собирали. Сколотили скамейки. Собрала актриска в Петербурге музыкантов...

А у Наума вон в том доме, – Кузьмич показал на двухэтажный, побеленный, покосившийся дом с лепниной под крышей, - был один из магазинов. Наверху он жил с семейством. В ту пору у него уж пятый ребёнок родился.

Постелили на подмостки ковёр дорогой... концерт слушать со всей волости пришли. Крестьяне издалека смотрели.

Вышла актриска, запела, заплясала, аж портки видать. Жёны - то и повставали, чтоб уйти. А Конилова жена с дочерьми сидят, хлопают и цветы актриске бросают. Все остальные жёны тоже остались, чтоб не посрамить мужей, да повышение получить. Полконцерта отыграли, потом и Наум вышел.

Тут актриске и подмигнули, что вот он, мол. Она сразу остановила быстрые песни, приосанилась и стала романсы петь. Такие грустные, про несчастную любовь. Женщины плакать стали. И мужиков сильно пробрало. Хорошо она грустные песни пела. У Наума взгляд тоже затуманился.

А она всё ближе к нему подходит. Как подошла, вытащила цветок из волос и ему в руки. Потом обратно пошла. Наум смутился и ушёл… с цветком. С той поры стал задумчивый. Всё хорошо, да что-то кручина его взяла. Городское начальство тут и обрадовалось. Выслали актриску обратно в Петербург. Она туда уж богатой поехала и стала кутить. Потом забыла и про городок наш, и про Наума.

Только Наум её не забыл. Все дела позабросил и поехал в столицу.
Что там было - никто не знает. Только приехал он домой радостный. Стал продавать всё, что было. Стал работникам недоплачивать. От семьи в другой дом переехал. Да часто стал отлучаться. Как соберёт денег так в Петербург.

Немного времени прошло. Он в новый дом актриску и привёз. Жена от стыда и горя слегла, а скоро и померла. Дети с няньками остались. Наум ни дня без актриски прожить не может. А она, как с цепи сорвалась. Стала на всю улицу кричать и Наума позорить. Он только улыбался и все её прихоти выполнял. Скоро он ей совсем надоел.

Актриска собрала все деньги, что в доме нашла, да обманом уехала.
Наум её несколько лет искал. Приказчики за это время хозяйство растащили и детей горемычных в приют отдали. Вернулся Наум, а у него уж нечего нет, кроме последнего магазина. Поработал год, хотел детей вызволить, а градоначальник тут, на радостях, припомнил ему школу для бедных и богатых,да секрет богатства, который он не открыл, и детей запретил отдавать.

Наум постарел, перебивался. Только один дом за ним и остался.
Когда градоначальника Конилова в другой город отправили, он у нового разрешение и выпросил деток забрать. Тому то безразлично было.

Стали они вшестером жить. Старшие сыновья от позора в солдаты записались. Дочки сильно на батю обижались, что им теперь и женихов хороших не видать. Одна с горя в монастырь ушла. Да там и сгинула. А две другие в Петербург уехали. Одна в актрисы подалась. Тут у Наума болезнь и случилась... нервная.. Стал жену видеть и разговаривать с ней... Она то ему и сказала, чтобы дочь спасал младшую...

Сначала ругался он на неё, но ничего не помогало. Она только кутила, да отца ругала словами последними. Наум, хоть горевал сильно, но не пил. Собрал немного денег, да дочь свою – актрису нашёл в Петербурге. Взял, связал, да домой привёз. А дочка то егойная в ту пору в театре сильно известная была.

Так за ней и снарядили старую актёрку, что теперь молодых учила.
Актриска, как в город приехала. Так и поклонника своего вспомнила. Бедная стала, вот и подумала:
- Что мне на старости лет за молодыми смотреть. Стану помещицей.... Меня тут все уж давно забыли.

Шасть к нему в дом. А Наум, её увидел, так у него и сердце взыграло. Порыдали вместе.
Он рассказал, как бедным стал, как дочь теперь актриска стала и что в соседней комнате под замком. Смекнула старая актёрка, что та, за кем она приехала дочь его. И давай прошлое вспоминать.

Бедной то быть ей совсем не хотелось. Ночь настала. Наум спать пошёл, а актёрку в другой комнате оставил. Она прокралась к нему, а как начала ключ вытаскивать, так Наума и разбудила.

Он подумал - вор его погибели хочет, и ключом прямо в лицо ударил. Актёрка даже охнуть не успела. Померла на месте. А Наум как понял, что сотворил, так совсем страшно ему стало.

В то время площадь ещё не была каменной, а с краю яма была. Туда мусор сваливали, а потом поджигали. Прямо под куполами. Грехом не считали. Сами священники не гнушались из храма в ту яму относить. Вот туда Наум и бросил тело. Ветками сверху закидал и домой ушёл. Через день, как зажгли огонь, так палёным мясом и потянуло. Градоначальник приехал. Велел затушить. Начали яму разбирать, а там труп обгоревший. С раной на лице. Люди видели, как приезжая барыня к Науму заходила. Так его и нашли дома. За ночь поседел и сидя, помер.

Дочку выпустили. Она похороны сладила, дом продала да уехала. С тех пор про их семью ничего не слышно. Новый градоначальник приказал яму для мусора сделать за городом и там мусор жечь. А площадь засыпали. Заровняли. Сначала спокойно было. А как камнями заложили, так и началось. ..

Кузьмич кашлянул и уставился на площадь.

В районе трёх камней заклубилась лёгкая дымка. Облачное одеяние превратилось в женский силуэт. Лешка замер.

Он внимательно смотрел на действия облачной женщины. Она поворачивалась, ища кого-то. Знакомый силуэт повернулся в их сторону:
-Наумушка, прости меня! – прошелестело в голове.

Призрак оторвался от камней, протянул облачные руки и стремительно полетел к скамейке.
От ужаса зашевелились волосы на голове. Тело покрылось холодной испариной.

- Это не технологии, - пронеслось в голове.

Рядом прозвучал знакомый голос.
- Сгинь, нечистая.
Кузьмич, держал перед собой деревянную палку с крестом.
Призрак порвался на части и растаял.

Лёшка пошевелился. Бледный старик взял молодого человека за плечо:
- Испугался, небось? Обычно спокойная была, а тут тебя признала.

На следующий день Лешка зашёл в храм. После службы, усталый батюшка стоял перед ликом Божьей матери.

Лёшка, помня наставления Кузьмича, подошёл к святому отцу.
- Батюшка, можно покойника отпеть?
Святой отец внимательно посмотрел на незнакомого человека.
- Батюшка, там, на камнях… - он запнулся – вчера с Кузьмичом … видели…
Лёшка ждал, что батюшка рассмеётся или отправит его куда подальше.…

На удивление, он, молча, ушёл в алтарь. Лёшка повернулся, подумав, что ничего не получилось. У выхода из храма его догнал молодой человек в рясе.
- Батюшка просил передать, что сейчас придёт на площадь.

Лёшка отправился на знакомую скамейку. Кузьмич нервно жевал незажженную папиросу.
- Ну, как? Получилось?
- Да, сейчас придёт.

Через несколько минут с пением, кадилами и сосудом святой воды на площадь вышел батюшка с помощниками. Лёшка подошёл ближе. Батюшка пел густым басом, ему подпевал светлый тенор. Первые капли, упавшие на камень превратились в пар. Ладан клубился и вырисовывал фигуры. Стало тихо.
Святая вода парила, ладан завихрялся и улетал в небо. Последние слова молитвы. Явственный вздох пронёсся над площадью, ладан превратился в устойчивое облако. Оно взмыло в небо и медленно растаяло. Мокрые камни светили бусинами воды. Батюшка оттёр пот со лба:
- Свершилось, СЛАВА ТЕБЕ ГОСПОДИ!
- Сын мой, - святой отец пристально смотрел на Лёшку, - теперь твоя очередь.
Лешка помотал головой.

- Меня в детстве бабушка крестила. Больше ничего не помню…
- Ничего – первая исповедь будет.

Лёшка не помнил с чего начал, о чём говорил. Долгий рассказ об аномалиях и смене работы, о девушке, которую хотел любить, о бабушке с дедушкой, родителях. Всё смешалось. Батюшка кивал головой, слушал. Лешка закончил. Батюшка помолчал, подняв руку ко лбу произнёс:
- Тебе причащаться надо, писание читать и исполнять законы Божьи. Всё, что рассказываешь – язычество.
Лешка осмелел и спросил:
- Почему Вы святой отец, сразу пошли отпевать покойницу?
Батюшка улыбнулся:
- Неразумное дитя ты ещё. Склони голову.
Положил на голову епитрахиль и благословил. Тёплая, ласковая волна прошла от макушки до пят. Лешке казалось, что он взлетит. Стало легко и радостно.

Вечером приехали друзья. Выслушав историю, сожалели, что не сняли произошедшее. Утром автомобиль, шурша колёсами по гравийной дороге, отправился на вокзал.
-А что с Джамалой? - спросил он.
-Замуж собирается, - весело ответил водитель, - она ж невеста Вениамина. – Лёшка улыбнулся, вспоминая свою любимую…
Tags: www.lenavoronova.ru, Лена Воронова, Россия, автор, другая жизнь, проза, разум, фото, фото Лены В
Subscribe
promo lenavoronova september 14, 2019 10:40 6
Buy for 30 tokens
Приглашаю на субботние трансляции (ютуб) в 15 часов по московскому времени. Говорим о людях, временах, нравах. Слушаем советы Ангелов - Хранителей и других Небесных помощников. https://www.youtube.com/user/LenaVoronova1 ...Чудеса есть - их просто нужно увидеть... С любовью, писатель эзотерик Лена…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments